юридическая консультация
Главная / Задать вопрос юристу / Напишите нам
print this page
Тел.:(495)764-45-16
Изменения законода-тельства,бизнес-советы

Основания снижения договорной неустойки судом

В отношении вопроса об основаниях снижения российский законодатель пошел на первый взгляд по достаточно простому пути, указав на то, что таковые будут налицо тогда, когда неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения.
Здесь следует отметить, что ст. 1152 ФГК и ст. 163 ШОК определяют критерии снижения еще более общим образом, указывая на необходимость снижения в случае, когда неустойка явно чрезмерна. Статья 94 ГКН указывает на необходимость снижения в случаях, когда того требует справедливость. ГГУ, как всегда, несколько более подробно: ст. 343 ГГУ указывает, что при оценке чрезмерности следует учитывать имущественный и иной интерес кредитора. Как видим, как правило, законодатели развитых зарубежных стран не утруждают себя детальным изложением критериев снижения. Данный вопрос отдается полностью на откуп судам, их правосознанию и пониманию справедливости. Безусловно, изучение судебной практики дает юристам этих стран определенные ориентиры и вносит необходимую долю предсказуемости в данный вопрос.
По сравнению с западными аналогами норма ст. 333 ГК стоит несколько особняком, так как привносит очень важный критерий. Размер неустойки нужно соотносить с последствиями нарушения. Нельзя не заметить, что формулировка ст. 333 ГК существенно ограничивает возможности судов произвольно снижать неустойки в случаях, когда речь не идет о чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения.
Тем не менее высшие судебные инстанции в данном вопросе несколько уточнили законодателя, частично размыв данный критерий до той же степени неопределенности, который мы видим в западном законодательстве. В известном Постановлении N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части 1 ГК РФ" Высший Арбитражный и Верховный Суды РФ в п. 42 указали: "При оценке таких последствий судом могут приниматься во внимание в том числе обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг; сумма договора и т.п.)". Тем самым ограничение возможности снижения неустойки только случаями несоразмерности последствиям нарушения, введенное в ст. 333 ГК, во многом обесценилось. Тем не менее представляется, что суды при разрешении споров не должны забывать о данной норме. Наличие этого критерия вносит в применение ст. 333 ГК необходимую предсказуемость и помогает отграничить данный механизм от схожих механизмов, действующих в гражданском законодательстве. С учетом российской специфики наличие такого уточнения, ограничивающего усмотрение суда, крайне полезно.
Учитывая неопределенность закона, большую практическую ценность имеет детальное изучение вопроса об основаниях снижения. Определенный вклад в установление некой условной предсказуемости в вопрос о возможности снижения неустойки внесло информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14 июля 1997 г. N 17 "Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 ГК РФ" (далее - Постановление N 17). Тем не менее в силу своего незначительного объема данные разъяснения затрагивают лишь отдельные вопросы. Огромное же количество споров в отношении возможности снижения неустойки и оснований этого снижения в арбитражных, общегражданских и даже Конституционном судах просто взывает к более глубокой и основательной проработке указанного вопроса на уровне обобщения судебной практики.
Представляется, что более четкому и эффективному применению ст. 333 ГК будет способствовать более внимательное использование формулировки самой статьи, и в первую очередь указания на соразмерность последствиям нарушения. Применение данного принципа поможет четче отграничить данный механизм от схожих механизмов, направленных на уменьшение или снятие ответственности (в частности, отсутствие вины, форс-мажор, вина кредитора, злоупотребление правом), на чем более подробно остановимся чуть ниже.
Итак, если исходить из того, что ст. 333 ГК предусматривает возможность снижения неустойки только в случае явной ее несоразмерности последствиям нарушения, то нам видится полезным выделить в данном правовом механизме три основных элемента.
Первый элемент - оценка последствий нарушения. Прежде чем более подробно остановиться на характере самих последствий, отметим крайне важное обстоятельство. Вспомним, что ст. 333 ГК говорит о соразмерности неустойки именно последствиям нарушения, т.е. уже свершившимся обстоятельствам, причиной которых является уже произошедшее нарушение. Формулировка закона не дает оснований брать в расчет те последствия, которые могли предполагаться сторонами при заключении договора.
Здесь следует заметить, что российская правовая система не признает правило о предвидимости убытков в том виде, в котором оно действует в законодательстве ряда стран и Венской конвенции 1980 г. (ст. 74 ВК). Напомним, что согласно данному подходу кредитору возмещаются только те убытки и только в том размере, которые были предвидены или должны были быть предвидены сторонами договора как возможные последствия его нарушения с учетом всех известных сторонам обстоятельств. Данное правило ограничивает взыскание необычно высоких потерь кредитора, размер которых был обусловлен индивидуальными обстоятельствами и факторами, которые не были известны должнику при заключении договора и соответственно не могли быть учтены им при нарушении обязательств. В отличие от данного подхода ГК РФ признает справедливым требование кредитора о взыскании любых убытков, которые стали следствием нарушения, даже если они очень высоки и обусловлены специфическими обстоятельствами, о которых должник при заключении договора и при нарушении оного не имел ни малейшего представления. Несмотря на то, что некоторые комментаторы <*> ВК указывают, что в большинстве случаев подход российского законодателя (правило о причинной связи) приводит в плане определения объема компенсации по сути к аналогичным результатам, что и правило о предвидимости убытков; не замечать наличия серьезного несоответствия в изначальном посыле вряд ли разумно.
--------------------------------
<*> Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарий. С. 174 - 175.

С учетом этой особенности ГК РФ вполне логичным и последовательным выглядит и подход российского закона к оценке последствий нарушения при определении соразмерности неустойки. Российский суд в отличие, скажем, от английского не должен выяснять, насколько стороны могли предвидеть последствия нарушения при заключении договора, а сам определяет соразмерность исходя из уже свершившихся обстоятельств и наступивших последствий. Это является одной из важнейших особенностей, отличающих российский подход к снижению неустойки от английского подхода к признанию адекватности условия о ЗОУ <*>. Таким образом, ниже речь пойдет о последствиях нарушения в объективном смысле.
--------------------------------
<*> Напомним, что американский подход к определению соразмерности условия о ЗОУ ближе к российскому, чем к английскому. Как уже отмечалось, согласно ст. 2-718 ЕТК в США при определении соразмерности ЗОУ принимается во внимание как предполагаемый, так и действительный ущерб.

Переходя к анализу самих последствий нарушения, предлагаем более подробно остановиться на характеристике различных вариантов таких последствий, учитываемых при снижении неустойки. К таковым мы отнесли (1) убытки кредитора, (2) выгоду, извлеченную должником из нарушения, а также (3) выгоду, извлеченную самим кредитором из нарушения.
Говоря об оценке такого последствия нарушения, как убытки кредитора (реальный ущерб, упущенная выгода), следует заметить, что здесь заложен, пожалуй, самый драматический конфликт и противоречие правила о снижении неустойки. Ведь все понимают, что сама природа неустойки, выделяющая ее в качестве самостоятельной меры ответственности, состоит в наличии признака, согласно которому при ее взыскании кредитору не нужно доказывать размер убытков. Кроме того, именно в этом и состоит ее обеспечительное значение как меры, предоставляющей кредитору дополнительные гарантии, направленные на уменьшение негативных последствий нарушения. Любые попытки поколебать этот признак будут подрывать сами основания существования классической романо-германской неустойки и приближать ее к институту ЗОУ в англо-американском праве.
Итак, наличие механизма снижения неустойки в случае ее несоразмерности убыткам кредитора ставит вопрос, каким же образом можно соотносить размер неустойки, определенной в контракте, с абсолютно неизвестной величиной ущерба, причиненного нарушением. Ведь согласно аксиоме при взыскании неустойки кредитор не доказывает размер ущерба.
Абсолютно очевидно, что возлагать на истца обязанность доказать размер убытков для того, чтобы определить их соотношение с суммой неустойки, нельзя. Это привело бы к существенному снижению эффективности данной меры защиты, что, учитывая неудовлетворительное состояние договорной дисциплины в экономике, низкую правовую культуру и без того плохо развитую систему защиты прав кредитора и объективные сложности, возникающие при доказывании точного размера убытков, недопустимо. Что уж говорить о теоретической противоречивости такого решения!
Возлагать бремя доказывания на должника кажется в данной ситуации более разумным. Если ты требуешь уменьшения неустойки по причине несоразмерности убыткам кредитора, тогда обоснуй свою позицию и докажи, что убытки кредитора существенно ниже. Должник, как правило, если и имеет такую возможность, то только в отношении предполагаемых, гипотетических убытков, которые кредитор мог понести в связи с нарушением. Установить точно, какие и в каком размере убытки кредитор фактически понес, должник просто не в состоянии; зачастую это очень затруднительно сделать и самому кредитору. Для наглядности приведем пример. Заявляя о чрезмерности пеней в размере 0,5% от суммы рублевого долга за каждый день просрочки, должник указывает, что при такой ставке он должен будет уплатить более 180% годовых, что более чем в 10 раз выше ставки рефинансирования ЦБ РФ, в 7 - 8 раз больше средних ставок по банковским кредитам, которые мог бы привлечь кредитор для восполнения нехватки ликвидности, возникшей из-за неуплаты долга. В этом примере должник оперирует общеизвестными данными, при помощи которых он обосновывает, что возможные убытки кредитора намного ниже суммы неустойки.
В принципе ВАС РФ поддерживает позицию, согласно которой несоразмерность неустойки убыткам должен доказывать должник. В Постановлении N 17 (п. 3) указывается, что доказательства несоразмерности должен предъявлять должник как лицо, заявляющее ходатайство о снижении, так как согласно АПК РФ каждый участник процесса доказывает те обстоятельства, на которых он основывает свои требования. В случае же, когда снижение происходит по инициативе суда, соразмерность определяется исходя из материалов, имеющихся в деле. Данные положения абсолютно теоретически обоснованны. Но на практике применение этих правил выглядит несколько иначе.
На практике в подавляющем большинстве случаев должники заявляют ходатайства о снижении неустойки по причине несоразмерности, указывая в качестве обоснования либо просто факт очевидной несоразмерности, либо какой-либо крайне примерный и заниженный расчет, основанный на учете тех потерь, которые могли быть предвидены при заключении договора. Обосновать несоразмерность неустойки со ссылками на фактически понесенные кредитором убытки должник по понятным причинам просто не в состоянии. В такой ситуации кредиторы вынуждены начинать доказывать свои убытки, хотя бы в виде примерной величины, и представляют свой встречный расчет. То есть в большинстве случаев, если вопрос о снижении неустойки встает, кредитору так или иначе все же приходится обосновывать соразмерность неустойки.
Возникает вопрос о логичности такого решения с учетом определенного противоречия природе неустойки. Наш ответ сводится к тому, что это нарушение законодательной логики просто неизбежно и поэтому оправданно. Иного решения, которое позволило бы снижать неустойку без, пусть даже косвенного, возложения на кредитора необходимости доказывать размер ущерба, просто нет. При всем этом следует учитывать несколько моментов.
Во-первых, все же изначально предъявлять доказательства явного превышения неустойки над убытками должен сам должник. Кредитор может не производить свой "контррасчет", и в этом случае судья вполне может не снижать неустойку, если сочтет ее соразмерной.
Во-вторых, даже если кредитор решает доказывать убытки, то речь не идет о точной сумме потерь, подтверждение которой и является, как правило, основным камнем преткновения при взыскании убытков. В нашем случае кредитор может ограничиться лишь примерным расчетом фактических убытков, что, как правило, не так уж сложно сделать. Приведем пример. Задержка, допущенная поставщиком в отгрузке комплектующих, вызвала приостановку работы сборочной линии на заводе покупателя. За время простоя покупатель не выпустил 400 автомобилей. Стоимость оных покупатель и предъявляет в качестве примерного обоснования потерь, доказывая, что неустойка вполне адекватна. Одновременно покупатель может сослаться на то, что простой вызвал нарушение сроков по контрактам с дилерами, что может вызвать волну исков о взыскании уже с него договорных санкций и убытков. В данном случае все расчеты пострадавшего завода могут быть приблизительны и направлены лишь на то, чтобы доказать серьезность потерь и примерную соотносимость с размером неустойки. Вопрос о доказывании точного размера убытков с учетом всех математических и экономических деталей, которые были бы неминуемо приняты во внимание, если бы кредитор предъявлял иск о взыскании убытков, здесь не встает. Таким образом, положение кредитора здесь все же существенно выгоднее, чем в случае, если бы ему приходилось доказывать точный размер убытков.
В-третьих, не следует забывать, что превышение должно быть явным, т.е. бросаться в глаза, размер неустойки должен расходиться с убытками, скажем, вопиющим образом.
Намного большую опасность создает снижение неустойки по инициативе суда. На практике суды зачастую уделяют внимание этому вопросу уже при вынесении решения. Должник не заявляет ходатайства о снижении, вопрос в ходе процесса не обсуждается, соответственно никаких доказательств понесенных убытков в суд не предъявляется, ведь при взыскании неустойки размер убытков, как известно, не входит в предмет доказывания по делу. В таких условиях суд, смотря исключительно на сам размер неустойки, не запросив доказательств и не заслушав мнения сторон, произвольно снижает неустойку до того размера, который ему покажется разумным. Такой вариант развития ситуации, на наш взгляд, совершенно неприемлем. Умозрительное снижение неустойки без оценки и учета всего комплекса обстоятельств, связанных с последствиями нарушения и ущербом для кредитора, противоречило бы ст. 333 ГК, которая четко требует оценивать соразмерность неустойки последствиям нарушения. Не дав сторонам представить свои доводы и доказательства, а соответственно не оценив эти последствия, делать вывод о явной завышенности неустойки нельзя. Тем не менее именно с такой практикой мы зачастую встречаемся в российских судах.
Учитывая это, судам, как нам кажется, следует при наличии оснований для постановки вопроса о снижении неустойки и при отсутствии соответствующего ходатайства ответчика не откладывать его решение на момент вынесения итогового судебного акта, а ставить его на обсуждение в ходе процесса, дав сторонам возможность предъявить доказательства соразмерности или несоразмерности неустойки. Иначе возникают ситуации, когда суд, решив, что неустойка завышена, при вынесении решения снизит ее, а кредитор уже не будет иметь возможности доказать, что ему действительно были причинены убытки в размере, соразмерном с неустойкой. Обыграем уже приводимую выше ситуацию с просрочкой поставки на завод комплектующих. Представим, что в договоре была прописана неустойка в размере 0,5% в день за каждый день просрочки. Кредитор заявляет соответствующее требование в суд. Должник не ставит вопрос о применении ст. 333 ГК, доказывая, например, наличие обстоятельств непреодолимой силы. Суд, признав должника ответственным за нарушение, тем не менее при вынесении решения снизил неустойку в 7 раз, посчитав, что 180% годовых, которые образуются при применении ставки 0,5%, несоразмерны, и приблизив расчетную ставку неустойки к ставке рефинансирования ЦБ РФ. При этом, поставь суд вопрос о применении ст. 333 ГК на рассмотрение в ходе процесса, кредитор без труда мог бы обосновать необходимость сохранения неустойки на договорном уровне на том основании, что последствия нарушения были соразмерными: просрочка привела к остановке и простою сборочной линии и значительному ущербу, сопоставимому с суммой неустойки, рассчитанной по ставке 0,5% за конкретный период просрочки. Данный казус доказывает, что любая, даже на первый взгляд явно завышенная неустойка может быть с учетом конкретных обстоятельств дела вполне соразмерной фактическим убыткам кредитора.
Итак, в случае заявления ходатайства о снижении неустойки доказательства того, что убытки кредитора значительно ниже размера неустойки, должны представляться должником. Кредитору же это делать не обязательно, но зачастую крайне желательно для сохранения своих прав на полную сумму неустойки. При желании снизить неустойку по собственному усмотрению суду следует ставить этот вопрос на обсуждение и предлагать должнику (подразумевается - и кредитору тоже) представлять соответствующие доказательства.
Несмотря на то, что при рассмотрении вопроса о снижении неустойки расчет убытков с обеих сторон, как правило, носит исключительно примерный и приблизительный характер, следует заметить, что во внимание должны приниматься все те убытки, которые взыскивались бы с должника, заяви кредитор такое требование в суде, и на тех же основаниях. Иначе говоря, в расчет берутся и реальный ущерб, и упущенная выгода, исчисленные, в частности, на основании ст. ст. 15, 393 ГК. При этом не могут приниматься во внимание убытки, возникновение которых не находится в причинно-следственной связи с нарушением.
Завершая разговор о потерях кредитора от нарушения, следует отметить, что таковые не должны сводиться исключительно к материальным (денежным) убыткам. Здесь должны приниматься во внимание и иные негативные последствия нарушения, причинившие кредитору тот или иной вред. Приведем несколько примеров. Из-за некачественной демонстрации (с помехами) рекламных роликов рекламодателя наносится ущерб его деловой репутации и имиджу. Некачественно выполненные подрядчиком работы привели к причинению вреда здоровью заказчика. Возгорание некачественной бытовой техники вызвало серьезные душевные переживания и стресс, т.е. моральный вред. Все эти и аналогичные случаи причинения нематериального вреда законным интересам кредитора также должны браться во внимание при расчете соразмерности неустойки. Напомним, что немецкий законодатель нашел данное обстоятельство достаточно важным для того, чтобы специально оговорить его в законе, установив, что при оценке соразмерности следует принимать во внимание не только имущественный, но и иной законный интерес кредитора, пострадавший от нарушения (п. 1 ст. 343 ГГУ). Учитывая то, что ГК РФ указывает на последствия нарушения самым широким образом, можно сделать вывод о том, что и в нашей стране есть все законные основания для аналогичного вывода.
Второй тип последствий, возникающих от нарушения, - имущественная выгода, извлеченная должником из нарушения. Целесообразно ли учитывать данные обстоятельства? На наш взгляд, да. И объясняется это довольно просто. Закон содержит возможность, необоснованно редко используемую кредиторами на практике. Речь идет о последнем абзаце ст. 15 ГК, который относит доходы, полученные должником в связи с нарушением обязательства, к категории упущенной выгоды. Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере, не меньшем, чем такие доходы (п. 2 ст. 15 ГК). Таким образом, кредитор может претендовать на все те имущественные выгоды, которые получил должник в связи с нарушением договора, как на минимум компенсации упущенной выгоды.
При этом следует отметить, что отнесение требования кредитора о взыскании имущественных доходов должника от допущенного нарушения к категории упущенной выгоды оспаривается некоторыми авторами. Так, О.В. Савенкова пишет, что такая компенсация в прямом смысле слова к убыткам не относится <*>. К.В. Нам выделяет это требование в качестве самостоятельной меры ответственности, которой свойствен в большей степени карательный, штрафной, нежели компенсационный характер <**>.
--------------------------------
<*> Савенкова О.В. Реституционные убытки в современном гражданском праве // Актуальные проблемы гражданского права. Выпуск восьмой. М., 2004. С. 45.
<**> Нам К.В. Основные направления развития института договорной ответственности в российском гражданском праве: Автореф. дис... канд. юрид. наук (цит. по: Савенкова О.В. Реституционные убытки в современном гражданском праве // Актуальные проблемы гражданского права. Выпуск восьмой. С. 25).

Сразу следует отметить, что формулировка п. 2 ст. 15 ГК в любом случае, на наш взгляд, не совсем корректна, так как допускает двоякое толкование вопроса о том, идет ли эта компенсация, какова бы ни была ее правовая природа, поверх или в зачет компенсации упущенной выгоды, исчисленной по иным основаниям. Например, если в связи с задержкой платежа должник получил доход в виде процентов по банковскому вкладу, то кредитор может, согласно данной статье, требовать уплаты ему данного дохода в качестве минимума упущенной выгоды. Но представим, что одновременно кредитор из-за допущенного должником нарушения упустил свою выгоду еще и в связи с остановкой выпуска продукции, которую в случае надлежащего выполнения должником обязательств кредитор бы выпустил и реализовал. Здесь мы имеем дело с двумя видами компенсации, сочетание которых становится с учетом п. 2 ст. 15 ГК несколько запутанным. По логике эти суммы должны суммироваться, так как составляют разнородные убытки. Однако п. 2 ст. 15 ГК говорит о том, что доход должника причитается кредитору только в качестве минимума компенсации упущенной выгоды, намекая на зачетный характер этого соотношения. В приведенном примере вряд ли возможно считать невыплаченный долг в качестве основания для расчета упущенной выгоды в виде процентов по вкладу и одновременно как причину остановки производства из-за невозможности финансировать работы. Ведь если бы сумма была уплачена вовремя, она могла бы пойти либо на вклад, либо на финансирование производства, но никак не на две цели сразу. В литературе по поводу соотношения требования о взыскании имущественной выгоды должника с другими видами упущенной выгоды высказывались разные точки зрения. Так, О.В. Савенкова проводила это соотношение по аналогии с зачетной неустойкой, т.е. если размер упущенной выгоды оказался больше имущественной выгоды должника, то кредитору причитается разница.
В целом решение этой и других проблем функционирования данного института составляет, на наш взгляд, самостоятельный и достаточно сложный вопрос, глубокое изучение которого в рамках настоящей работы вряд ли можно считать разумным. Для нас важно, что независимо от того, относится ли названный способ компенсации к упущенной выгоде или к убыткам вообще, он, безусловно, должен рассматриваться как мера гражданско-правовой ответственности, с которой неустойка, без каких-либо сомнений, должна соизмеряться.
Третий тип последствий нарушения - имущественная выгода, возникшая на стороне кредитора в связи с допущенным должником нарушением. Для того чтобы все последствия нарушения были оценены точно и объективно, необходимо учитывать и тот факт, что иногда само нарушение обязательства может принести кредитору помимо убытков и некую имущественную выгоду. Дабы убедиться в этом, приведем такой пример. Плательщик задерживает перечисление долга на счет кредитора, а на следующий день у банка кредитора отзывают лицензию, и вводится процедура банкротства. Да, безусловно, должник нарушил обязательство, но при условии, что долг в конечном счете был погашен, он так или иначе, вольно или невольно, но принес кредитору некую имущественную выгоду. Кредитор в итоге выиграл от данной просрочки, так как, исполни должник свое обязательство вовремя, кредитор мог бы никогда не получить причитающиеся ему деньги. Безусловно, никакой заслуги должника в этом нет, но как основание для снижения суммы пеней данный казус вполне подходит.
Другой пример. Поставщик обязался поставить нефтепродукты в определенном объеме и по определенной цене. Свои обязательства он не выполнил из-за ареста приготовленных к отгрузке цистерн судебными приставами по исполнительному производству с участием третьих кредиторов. Данные действия поставщика причинили кредитору ущерб в размере расходов на приготовление к принятию товара и т.д. Отказавшись от договора с данным поставщиком, покупатель закупил нефть у другого продавца и предъявил нарушителю требование о взысканию договорной неустойки в размере 10% от стоимости сорванной поставки. Встает вопрос, может ли первоначальный поставщик в обоснование снижения неустойки указывать на необходимость учесть тот факт, что из-за резкого падения цен на нефть, которое состоялось после заключения первоначального договора, покупатель приобрел необходимые ему нефтепродукты у нового продавца уже по значительно меньшей цене, что принесло ему существенную имущественную выгоду. На наш взгляд, такая возможность должна учитываться при решении вопроса о снижении неустойки, так как имущественная выгода кредитора в ряде случаев, действительно, может быть среди последствий нарушения, т.е. находиться с ним в причинно-следственной связи. Хотя эта выгода может субъективно и не быть результатом и целью действий или бездействия должника, нарушающего договор, но объективно является, скажем, случайным, но юридически значимым эффектом нарушения.
Для того чтобы правильно оценить все последствия нарушения, зачастую бывает важно также выяснить, не покрываются ли, хотя бы и частично, потери кредитора каким-либо иным путем. Так, ВАС РФ в информационном письме N 17 (п. 4) указал на то, что суды при уменьшении неустойки должны брать во внимание проценты, уплаченные или подлежащие уплате согласно действующему законодательству. Речь конечно же здесь идет не о процентах годовых по ст. 395 ГК: как известно, российская судебная практика не признает возможным начисление одновременно и процентов годовых, и неустойки <*>. Имеются в виду проценты по займу (кредиту), уплачиваемые за пользование капиталом. Согласно ст. ст. 809, 811 ГК на сумму займа начисляются проценты согласно ставке, указанной в договоре, или в случае отсутствия оной - согласно ставке рефинансирования ЦБ РФ как до просрочки возврата заемных средств, так и после. Одновременно с продолжающими начисляться таким образом процентами за пользование займом на сумму долга с момента просрочки начинает начисляться неустойка как мера ответственности. В данной ситуации в случае, если ставка процентов по займу, которую суд не имеет права подвергнуть пересмотру, так как она является ценой договора, настолько высока, что можно предположить, что она отчасти покрывает потери кредитора от просрочки (т.е. носит частично компенсационный характер), суду допустимо ставить вопрос о снижении неустойки. Иначе говоря, сами по себе проценты по займу, продолжая начисляться на сумму долга и после начала просрочки, во многом покрывают те потери, для погашения которых вводится и неустойка. Например, покрытие инфляционных потерь всегда закладывается в ставку процентов по займу. На их покрытие, но уже в связи с нарушением, направлена и неустойка. Так как ГК РФ предполагает одновременное начисление и неустойки, и процентов по займу, то это может привести к двойному покрытию одних и тех же потерь. Подчеркнем, что данный подход действует и тогда, когда размер неустойки, взятый в отдельности, вполне соизмерим с последствиями нарушения. С данным подходом, требующим учитывать не только объективные обстоятельства в виде возникновения материальных потерь или выгоды, но и гражданско-правовые механизмы, действующие в связи с нарушением и, безусловно, влияющие на оценку последствий нарушения, следует полностью согласиться.
--------------------------------
<*> См. п. 6 Постановления Пленума Верхового Суда РФ и ВАС РФ N 13/14 от 8 октября 1998 г. "О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами".

Можно привести и другой пример, когда при оценке последствий необходимо учитывать наличие иных факторов, которые могут нивелировать негативные последствия и покрывать часть потерь от нарушения. Так, стороны часто включают в договор условие о цене, указывая ее в иностранной валюте с оговоркой о том, что фактический платеж производится в рублях по курсу ЦБ на день платежа. Данное условие принято называть валютной оговоркой. Этот механизм имеет целью обезопасить кредитора от девальвации национальной валюты, в которой в стране производятся платежи, по отношению к какой-либо более стабильной иностранной валюте как на стадии до нарушения, так и после нарушения вплоть до момента фактического перевода денег. Безусловно, девальвация, причиняющая кредитору убытки, не может дважды покрываться как механизмом валютной оговорки, которая постоянно увеличивает размер долга пропорционально снижению курса национальной валюты, так и ежедневно начисляющейся неустойкой. Несмотря на то, что валютная оговорка является механизмом установления договорной цены, а неустойка является видом гражданско-правовой ответственности, обе меры в этом вопросе носят компенсационный характер, и поэтому их возможное сочетание должно учитываться при решении вопроса о снижении неустойки. Приведем пример. В начале 1998 г. был заключен договор на поставку телевизоров российского производства по цене 300 долларов США за штуку с уплатой в рублях по курсу ЦБ РФ. Денежное обязательство было обеспечено неустойкой в виде пеней. Товар был поставлен, но не был оплачен в срок. В дальнейшем развившийся в стране финансовый кризис в 5 раз обесценил рубль и привел к тому, что рублевая стоимость телевизоров выросла с 1800 рублей до 9000 рублей за штуку. В данном случае очевидно, что при взыскании долга в судебном порядке есть все основания ставить вопрос о снижении неустойки по причине того, что последствия нарушения (потери кредитора), хотя бы и в части, покрываются, помимо неустойки, и механизмом валютной оговорки.
Кроме того, важно отметить, что при определении последствий нарушения необходимо учитывать и степень выполненности основного обязательства, если, например, речь идет о недопоставке товара, а неустойка в договоре была сконструирована таким образом, что она не зависит от реального размера просрочки. В частности, если в договоре прописана неустойка в размере 15% от общей цены договора, уплачиваемая в случае просрочки поставки товара, а товар поставлен в объеме 90% от запланированного, то налицо ситуация, когда суду следует снижать неустойку, причем пропорционально уже исполненному без ущерба для возможного снижения неустойки согласно иным вышеприведенным критериям. Данная позиция хотя и не нашла отражения в российском законодательстве, но закреплена в праве ряда стран (например, ст. 1231 ФГК) и видится вполне оправданной. Объяснить невключение данной оговорки в ГК можно, во-первых, тем, что этот критерий снижения может быть отнесен к категории последствий нарушения, что позволяет выводить его применение непосредственно из ст. 333 ГК, а во-вторых, тем, что на практике стороны, как правило, устанавливают неустойки в виде процента от суммы фактически неисполненного, а случаи конструирования неустойки в виде фиксированной денежной суммы или процента от общей цены договора без учета реально исполненного крайне редки. Тем не менее следует иметь в виду данную возможность. Этот вывод находит подтверждение и в практике Верховного Суда РФ, который неоднократно указывал, что степень выполнения обязательства должна обязательно приниматься во внимание при снижении неустойки на основании ст. 333 ГК <*>.
--------------------------------
<*> См. п. 3 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ "Некоторые вопросы судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам" от 15.05.2003; п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 N 7 (ред. от 10.10.2001) "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей".

Складывающаяся судебная практика предоставляет судам широкий простор в вопросе об определении и оценке последствий нарушения для целей выяснения соразмерности неустойки. Согласно п. 42 Постановления N 6/8 от 01.07.1996 при оценке последствий суды могут принимать во внимание в том числе и обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения (цена товара, сумма договора и т.д.). Из этой формулировки можно сделать два вывода. Во-первых, в конкретной ситуации суд волен принять во внимание не только убытки кредитора, выгоду должника или выгоду кредитора, не только наличие иных механизмов защиты нарушенных прав кредитора или степень выполненности нарушенного обязательства, о которых подробно говорилось выше, но и другие значимые обстоятельства, способные повлиять на характеристику и оценку последствий. Здесь в полной мере проявляется природа института снижения неустойки, применение которого в большинстве стран мира в значительной мере зависит от усмотрения суда и носит ярко выраженный оценочный характер. Во-вторых, как уже говорилось, несмотря на все вышесказанное, суд при снижении неустойки не может учитывать обстоятельства, вообще не относящиеся к последствиям нарушения. Пусть косвенно, но данные обстоятельства и факторы должны относиться к последствиям нарушения. Так, здесь не может идти речь об учете причин нарушения договора (стечение тяжелых обстоятельств, отсутствие денег, вина кредитора и др.), имущественного положения сторон, значительности размера долга и иных посторонних факторов, для юридической квалификации которых существуют совершенно самостоятельные правовые ниши.
Тем не менее на практике суды достаточно часто используют ст. 333 ГК в качестве основания для защиты интересов ответчика в снижении объема ответственности в ситуациях, не подпадающих под действие данной статьи, и с учетом обстоятельств, ни прямо, ни косвенно к последствиям нарушения не относящихся. Отсутствие четких представлений о том, с чем нужно соотносить размер неустойки, а равно желание судов упростить решение вопроса об оценке соразмерности зачастую на практике приводит к ошибкам и искажениям.
Так, встречаются случаи снижения неустойки по ст. 333 ГК по причине значительного размера суммы основной задолженности <*>. Такой подход нам кажется неверным, так как размер долга к последствиям нарушения не относится. Что же касается того довода, что большой объем задолженности влияет на размер начисляемых пеней или процентов годовых, делая его значительным, следует заметить, что в равной степени этот фактор влияет и на оценку серьезности нарушения, увеличивая его негативные последствия.
--------------------------------
<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 19.05.1998 N 7770/97.

Кроме того, в практике Верховного Суда РФ можно найти указания на необходимость при применении ст. 333 ГК учитывать, помимо всего прочего, и такой фактор, как имущественное положение кредитора, а также имущественный и всякий заслуживающий уважения неимущественный интерес ответчика <*>. В отношении необходимости учитывать имущественное положение кредитора выскажем свои сомнения следующего толка. На наш взгляд, данный фактор если и может учитываться, то только в качестве довода в пользу сохранения неустойки в его согласованном размере. Например, взвешивая все "за" и "против" снижения, суд может посчитать тяжелое финансовое положение кредитора, сложившееся в связи с просрочкой, в качестве фактора, "отягчающего вину" должника и свидетельствующего о серьезности негативных последствий нарушения. Использование же должником фактора благополучного финансового состояния кредитора в качестве основания для снижения неустойки считаем недопустимым, так как общее благополучное состояние финансов кредитора (1) является его коммерческой тайной, (2) не может быть использовано должниками в качестве оправдания их безответственности, (3) не означает незначительность негативных последствий от данного нарушения.
--------------------------------
<*> См. п. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ "Некоторые вопросы судебной практики Верховного Суда РФ по гражданским делам" от 15.05.2003; п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 N 2.

Что же касается необходимости учитывать имущественный и неимущественный интерес ответчика, то, на наш взгляд, следует признать эту формулировку ошибочной. По своей форме она некорректно копирует п. 1 ст. 343 ГГУ и ряд других законодательных актов европейских стран. Указанная статья ГГУ говорит о том, что "при оценке соразмерности неустойки надлежит учитывать не только имущественный, но и всякий охраняемый законом неимущественный интерес кредитора". Аналогичная же формулировка имела место и в ст. 1607 Проекта ГУ Российской империи, признавалась и в дореволюционной правовой доктрине, и в судебной практике <*>. Почему Верховный Суд РФ, повторяя почти дословно данное положение, вдруг указывает на должника как на лицо, чьи интересы имущественного или неимущественного характера должны учитываться при определении соразмерности неустойки, остается загадкой. Как основанием для снижения ответственности может быть неимущественный интерес должника? И какое этот интерес может иметь отношение к последствиям нарушения договора? В связи с изложенным не считаем возможным применять на практике данные разъяснения Верховного Суда РФ.
--------------------------------
<*> Тютрюмов И.М. Законы гражданские. С разъяснениями Правительствующего Сената и комментариями русских юристов, извлеченными из научных трудов по гражданскому праву и судопроизводству. Т. 2. С. 1541 - 1542; Гражданское уложение. Книга пятая. Обязательственное право. Проект Высочайше учрежденной Редакционной Комиссии по составлению Гражданского уложения. Вторая редакция, с объяснениями. С. 206 - 207.

Широко распространена практика снижения неустойки до размера основного долга в тех случаях, когда неустойка превышает размер долга <*>. Понятно, что в большинстве случаев неустойка, размер которой превосходит сумму основного долга, несоразмерна последствиям нарушения. Но, во-первых, суд не должен брать во внимание лишь данный факт в отрыве от реальных обстоятельств дела, так как в конкретной ситуации даже незначительная недоплата может привести к значительным убыткам, превышающим сам размер просроченного платежа. Во-вторых, уменьшать неустойку нужно до предела, признанного судом примерно соответствующим реальным последствиям нарушения. Ведь именно с ними размер неустойки и сравнивается. Странно было бы предполагать, что соразмерность неустойки определяется реальными последствиями нарушения (в частности, убытками кредитора), но уменьшение неустойки будет производиться до суммы, никакого отношения к последствиям нарушения не имеющей. Поэтому находим практику снижения неустойки до суммы основного долга нелогичной и противоречащей самой природе механизма, заложенного в ст. 333 ГК. Для судов это, возможно, самый простой путь - взять основной долг за ориентир, но юридически он несостоятелен. Суд должен выяснять реальные последствия нарушения и уменьшать неустойку именно соразмерно этим последствиям.
--------------------------------
<*> Постановления Президиума ВАС РФ от 24.06.1997 N 250/97; от 08.07.1997 N 1387/97; от 23.09.1997 N 402/97; от 03.02.1998 N 2423/96 и др.

Другой пример искаженного применения ст. 333 ГК представляет встречающаяся практика снижения неустойки в виде пеней до ставки рефинансирования ЦБ РФ. Безусловно, ставка рефинансирования ЦБ может выступать в качестве одного из ориентиров при решении вопроса о соразмерности: так, неоднократно ВАС РФ требовал снижения неустойки по причине того, что размер пеней в 3, а то и в 10 раз превышает ставку рефинансирования ЦБ РФ <*>. Но заменить необходимость реально оценивать убытки кредитора и иные последствия нарушения данная условная величина не может, так как является величиной абстрактной, а также на практике на порядок ниже средних банковских процентов по краткосрочным кредитам. Вполне возможно, реальные обстоятельства дела таковы, что примерные убытки кредитора от нарушения превышают размер процентов, рассчитанных исходя из ставки ЦБ РФ, даже больше чем в 3 раза <**>.
--------------------------------
<*> Постановления Президиума ВАС РФ от 11.04.2000 N 1048/99; от 14.03.2000 N 7446/99 и др.
<**> Более того, даже если никаких специфических и индивидуально-обусловленных потерь кредитор не понес, размер пеней не может автоматически снижаться до ставки рефинансирования, так как это нивелировало бы значение неустойки как меры обеспечения и эффективной защиты прав кредитора, устранив все преимущества данной меры по сравнению с общими правомочиями кредитора, в том числе и с правом на взыскание процентов годовых по ст. 395 ГК. В данном случае суду, решившемуся снижать пени, следует рассчитать неустойку, подлежащую взысканию, на сколько-то пунктов выше ставки рефинансирования.

Несмотря на то, что выше мы не раз отмечали, что при снижении неустойки в расчет должны браться реальные, т.е. фактически имевшие место, последствия нарушения, приходится констатировать, что это не всегда возможно. Вспомним, что, пожалуй, единственный сценарий, по которому может развиваться процедура снижения неустойки, таков: либо должник, либо суд инициирует рассмотрение вопроса о соразмерности, сославшись на некие внешние и сугубо предварительные обстоятельства, могущие свидетельствовать в пользу несоразмерности неустойки (например, существенное превышение средней ставки процентов по кредитам). В ответ кредитор, дабы не допустить применение ст. 333 ГК, пытается подтвердить соразмерность данной меры, приводя хотя бы и не всегда точные (ведь это же не взыскание убытков), но относящиеся к последствиям нарушения расчеты своих потерь и иных последствий. Если же в данной ситуации кредитор ведет себя пассивно либо его доводы кажутся суду неубедительными, встает вопрос о пределе, до которого суд должен снизить неустойку. В условиях, когда суд не имеет какой-либо информации о реальных последствиях нарушения, встает вопрос о том, могут ли в такого рода случаях браться в расчет условные последствия, которые могли бы возникнуть в обычных обстоятельствах (назовем такого рода расчеты условными). Ответ, на наш взгляд, должен быть положительным. Иначе следовало бы признать, что либо суд должен снижать неустойку наобум, что вряд ли можно считать разумным, либо дать суду право полностью освобождать от уплаты неустойки тогда, когда информации о каких-либо реальных потерях кредитора от нарушения в деле не имеется. В отношении последней возможности следует отметить, что с учетом трудностей в доказывании убытков, а также массы таких последствий, на которые трудно ссылаться в суде, но которые неизбежно возникают в случае нарушения договора, а равно исходя из наличия второй цели любой санкции - необходимости наказания нарушителя, нужно признать, что полное освобождение от ответственности в данной ситуации невозможно. Такой довод подтверждается и тем, что это формально-юридически будет несколько противоречить ст. 333 ГК, которая говорит об уменьшении неустойки, а не об освобождении от ее уплаты. Таким образом, в данной ситуации возможно использование условных расчетов тех последствий, которые обычно наступают при такого рода нарушениях. Например, при просрочке платежа в качестве ориентира можно взять средние ставки банковского процента по кредитам, в случае поставки некачественного товара - среднюю стоимость работ по устранению дефектов и т.п.
Тем не менее не стоит забывать, что такого рода расчеты могут применяться лишь тогда, когда кредитору не удалось обосновать свои притязания на полную уплату неустойки ссылками на реальные последствия нарушения. Если в суде сталкиваются объективный и условный расчеты, российский суд, в отличие от английского, обязан следовать первому.
Заметим также, ничто не мешает самому кредитору использовать условные расчеты в целях доказывания соразмерности неустойки, если обосновать размер неустойки, ссылаясь на фактически имевшие место последствия, он не может. Если данные расчеты возможных убытков не будут противоречить реальным цифрам потерь, предъявленным другой стороной, то суд может взять их за основу при определении соразмерности неустойки. Если же такое противоречие будет иметь место, то суд должен отдать предпочтение оценке реальных последствий. Например, если истец, доказывая соразмерность неустойки, ссылается на среднюю цену работ по устранению дефектов, имевших место в поставленном ответчиком товаре, которая составляет 100000 рублей, в качестве обоснования уровня негативных последствий поставки некачественной продукции, а в реальности суд выяснит, что товар был на самом деле перепродан кредитором без устранения дефектов со скидкой как уцененный, а скидка составила 50000 рублей, то суду следует соизмерять размер неустойки именно с последней цифрой. Если же информации о реальных последствиях нарушения в деле нет, то суд при решении вопроса о соразмерности может основываться на расчетах условных.
Здесь следует пояснить, что данный вывод приводит к вопросу о том, должен ли суд сам проявлять инициативу и совершать активные действия, направленные на побуждение сторон к представлению информации о реальных последствиях нарушения, либо может руководствоваться теми материалами, которые представили стороны. В частности, в приведенном выше примере должен ли суд затребовать подтверждение фактического устранения истцом дефектов? На наш взгляд, нет. Исходя из принципов процессуального законодательства возложение на суд такой активной роли в выяснении последствий нарушения вряд ли целесообразно. Поэтому опровержение условных расчетов лежит всецело на оппоненте, который может как представить свой условный "контррасчет" (например, доказать, что средние ставки банковского процента выше, чем те, на которые ссылается ответчик) либо предоставить доказательства, подтверждающие характер последствий нарушения, имевших место в реальности, которые, как уже говорилось, в случае их предъявления будут иметь приоритет.
Второй элемент - сам размер неустойки, определенный сторонами в договоре.
На наш взгляд, к решению вопроса определения размера неустойки существует два подхода: один - вполне обоснованный с точки зрения принципа добросовестности; другой - в той же степени справедлив с точки зрения частного интереса кредитора.
С точки зрения справедливости и добросовестности очевидно, что включение в договор явно завышенных и карательных по своей природе неустоек не должно приветствоваться законом, так как нарушает баланс интересов сторон, может быть продиктовано их неравнозначными возможностями и другими причинами, о которых подробно речь шла выше. Само наличие механизма, заложенного в ст. 333 ГК, подталкивает к мысли о том, что сторонам желательно уже при самом заключении договора учитывать те же факторы, которые лежат в основе снижения неустойки, и избегать включения явно завышенных неустоек в договор.
С точки же зрения интересов кредитора есть все основания настаивать на включении в договор максимальных по своему размеру неустоек. Ведь, как уже отмечалось выше, говорить о чрезмерности или соразмерности неустойки на стадии заключения договора можно лишь условно, так как оценивать размер неустойки согласно ст. 333 ГК следует уже после нарушения и с учетом уже наступивших последствий. Вспомним, что ст. 333 ГК говорит о соразмерности неустойки последствиям нарушения, не возможным (вероятным, гипотетическим), а фактическим, находящимся в причинной связи с нарушением. Учитывая это, кредитору зачастую выгоднее настаивать на включении в договор максимальных по своему размеру штрафных санкций. Поясним. Как уже было показано на ряде примеров выше, зачастую убытки и иные негативные последствия от нарушения могут быть очень значительными из-за ряда специфических обстоятельств, которые, возможно, и не были предвидены сторонами при заключении договора. Подсчитать точный размер такого рода потерь не всегда возможно, и соответственно затруднительно использовать механизм взыскания дополнительных убытков, превышающих размер неустойки. В этих условиях высокая и на первый взгляд несоразмерная неустойка может сослужить службу кредитору. Доказав причинение ему примерно соразмерных убытков, он может обосновать законность всей суммы неустойки и максимально эффективно защитить свои права. Таким образом, в определенном смысле здесь работает принцип: чем больше, тем лучше.
Мы уже приводили пример, обосновывавший, что с учетом конкретных обстоятельств и неустойка в размере 0,5% в день за просрочку платежа (т.е. более 180% в год) может быть признана соразмерной и взыскана с должника. Для наглядности приведем другой пример. В договоре на продажу картины известного художника была предусмотрена неустойка в размере 50% от стоимости картины в случае разрыва контракта по вине продавца - частного коллекционера. На первый взгляд может показаться, что неустойка явно завышена. Но торопиться не следует: в конкретных обстоятельствах взыскание такой неустойки может быть вполне оправданным и соразмерным последствиям нарушения. Представим себе ситуацию, когда после заключения данного договора покупатель (антикварная фирма) заключил контракт на перепродажу картины частной галерее за сумму, в 1,5 раза превышающую цену покупки, надеясь извлечь прибыль из образовавшейся разницы в ценах. Срыв продажи картины, произошедший по вине продавца, поставил крест на этих планах покупателя, чем причинил ему убытки (1) в виде упущенной выгоды в размере, равном половине стоимости картины за вычетом соответствующих расходов, которые покупатель понес бы, будь оба договора исполнены, а также (2) в виде реального ущерба в размере, равном взысканным с перепродавца штрафным санкциям по договору с конечным покупателем (галереей). В данных обстоятельствах суд, оценив, как того требует п. 4 ст. 393 ГК, принятые кредитором меры для извлечения упущенной в конечном счете выгоды и сделанные для этого приготовления (в данном случае - в первую очередь подвергнув изучению заключенный антикварной фирмой договор перепродажи картины на предмет наличия признаков притворности или недействительности), может признать размер неустойки (50% от суммы контракта) вполне соразмерным реальным последствиям нарушения - примерному размеру упущенной выгоды и реального ущерба кредитора.
Таким образом, следует признать, что, чем выше неустойка, тем в большей степени она защищает интересы кредитора на случай возникновения непредвиденно высоких убытков. Кредитор при наличии такой неустойки в договоре ровным счетом ничего не теряет. Если каких-либо необычно высоких убытков нарушение договора ему не причинит, суд скорее всего снизит неустойку до размера, признанного разумным, т.е. сделает за стороны то, что по большому счету следовало бы сделать при заключении договора. Если же возникнут непредвиденные потери, высокий размер неустойки значительно облегчит кредитору защиту своих интересов, так как позволит покрыть потери, не прибегая к сложной в процессуальном смысле и зачастую дорогостоящей процедуре по доказыванию точного размера убытков.
Закон не знает каких-либо механизмов, препятствующих реализации приведенного выше, возможно, не совсем безупречного с точки зрения деловой этики сценария.
На первый взгляд может показаться, что таким сдерживающим фактором может быть наличие процессуальных правил о возмещении судебных расходов за счет проигравшего ответчика (ст. 98 ГПК РФ, ст. 110 АПК РФ), согласно которым при частичном удовлетворении иска размер возмещения истцу понесенных им судебных расходов пропорционально уменьшается. Но здесь следует учесть, что несправедливо ущемлять права кредитора, который только лишь требует того, что положено ему по договору, и который, кроме того, зачастую не в состоянии предугадать мнение суда о соразмерности неустойки. Если суд считает неустойку чрезмерной с учетом всех обстоятельств дела, то наказывать за это кредитора вряд ли разумно. Суд вмешался, детально изучил характер последствий нарушения, восстановил справедливость, но это отнюдь не означает, что кредитор умышленно ее попирал и заслуживает за это некоего наказания, хотя бы и в форме неполного возмещения судебных расходов. Если в каких-либо отдельных случаях это и может выглядеть справедливым, то это не означает, что данный прием может быть оправдан всегда. Соответственно закреплять эту своего рода санкцию в качестве общего правила, видимо, нецелесообразно. Подтверждение этой позиции мы находим в практике ВАС РФ, который в п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 20.03.1997 N 6 "О некоторых вопросах применения арбитражными судами законодательства РФ о государственной пошлине" указал, что в подобных случаях истцу возмещаются судебные расходы в полной мере, как если бы суд не произвел снижение неустойки по ст. 333 ГК.
Кроме того, может показаться, что другим сдерживающим фактором выступает боязнь кредитора того, что, включив в договор явно завышенную неустойку, он привлечет внимание суда к размеру санкции и навлечет снижение судом неустойки. С учетом того, как на практике снижают неустойки, кредитору зачастую выгоднее включать в договор менее бросающийся в глаза размер неустойки, так как в противном случае после применения ст. 333 ГК размер взыскиваемой неустойки может оказаться значительно меньше. Так, включая в договор пени в размере 50% годовых, кредитор рискует "нарваться" на снижение неустойки. В такого рода случаях суды, которым нужен хоть какой-либо ориентир, как правило, производят снижение до ставки рефинансирования ЦБ РФ, что, как уже говорилось, в большинстве случаев не имеет под собой никаких юридических оснований, но практикуется повсеместно. Снижение пеней до ставки рефинансирования было бы намного менее вероятным, будь в договоре включена неустойка в размере, скажем, ставки рефинансирования плюс 6 пунктов. Тем не менее данный фактор недостаточен для того, чтобы "перевесить" преимущества, которые дает кредитору явно завышенная неустойка в случае причинения необычно высоких убытков, так как в основе данного фактора лежит искаженная современная практика применения ст. 333 ГК, а не четкое юридическое основание. Стоит судам начать в точности применять ст. 333 ГК, снижать неустойки только в исключительных случаях и реально оценивать последствия нарушения, а не формально и без какого-либо основания "срезать" неустойку до ставки рефинансирования, размера основного долга или иных искусственных ориентиров, как основания для этой "боязни" исчезнут.
По сути же, кроме как (1) воли второй стороны договора, которая может не согласиться на закрепление в договоре такого размера неустойки, и (2) института снижения неустойки по ст. 333 ГК, иных действенных и юридически обоснованных механизмов, ограничивающих и тем более препятствующих или делающих невыгодным включение в договор завышенных неустоек "на всякий пожарный случай" и подталкивающих стороны к более осмысленному и сбалансированному подходу к расчету размера штрафных санкций, не существует. Это не оставляет каких-либо надежд на то, что когда-нибудь из договорной практики полностью исчезнут контракты с явно завышенными санкциями за нарушение, что в еще большей степени подчеркивает важность механизма, заложенного в ст. 333 ГК, и необходимость детальной проработки всех нюансов его функционирования.
Говоря об определении размера неустойки как о факторе, учитываемом при применении ст. 333 ГК, следует обратить внимание на взаимосвязь между видом неустойки, выбранным сторонами, и перспективами ее снижения. Вспомним, что традиционно в российской правовой доктрине вслед за соответствующим упоминанием в п. 1 ст. 330 ГК РФ выделяются штраф и пени как разновидности неустойки <*>. Штраф, как известно, выражается в виде фиксированной суммы или процента от некой суммы и всегда носит разовый характер. Пени также взыскиваются в виде фиксированной суммы или процента от некой суммы, но в отличие от штрафа начисляются за каждый день просрочки вплоть до момента надлежащего исполнения обязательства, очевидным образом стимулируя должника как можно скорее выполнить договор.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. С. 483.

Практика показывает, что применение ст. 333 ГК в отношении пеней несколько более предсказуемо. Как правило, есть некие ориентиры, с которыми можно хотя бы в предварительном порядке соизмерять неустойку. В частности, таким ориентиром выступают ставка рефинансирования ЦБ РФ, средние ставки банковского процента по краткосрочным кредитам или иные котировки, которые отображают среднюю стоимость пользования деньгами. Должник, заявляющий о необходимости снижения неустойки, имея некий ориентир, может аргументировать довод о несоразмерности неустойки, вынуждая кредитора обосновывать обратное. Напомним, что на практике доказывать соразмерность приходится именно кредитору, который, собственно, и имеет возможность подтвердить характер последствий нарушения, опровергнув тем самым предварительный и условный расчет должника, ссылающегося, скажем, на ставку банковского процента. Если же кредитору не удастся опровергнуть должника, то суду ничего не остается делать, как снижать неустойку до указанной условной величины (например, средней ставки банковского процента по кредитам). Здесь следует напомнить, что мы не считаем именно ставку рефинансирования ЦБ РФ полноценным ориентиром для снижения. Как уже отмечалось, данная ставка на порядок ниже средних ставок банковского кредита <*>. Поэтому использование ставки ЦБ РФ приводит к необоснованному занижению размера ответственности и не стимулирует должника к надлежащему исполнению, что выхолащивает само предназначение неустойки как меры стимулирующей и обеспечительной, т.е. предоставляющей кредитору какие-либо дополнительные гарантии и преимущества. Правильнее было бы использовать в случаях, когда кредитор не смог подтвердить соразмерность неустойки реальным последствиям нарушения, усредненный показатель банковского процента по краткосрочным кредитам. В данной ситуации суд вынужден будет соизмерять неустойку не с реальными последствиями нарушения, а с условно возможными. И именно в этой ситуации наличие такого рода ориентиров поможет и суду, и сторонам определить необходимость и пределы снижения <**>.
--------------------------------
<*> Так, на момент написания настоящей работы ставка ЦБ РФ составляла 13%, а рублевые кредиты в стране выдаются под 17 - 25% годовых.
<**> Отметим, что такие ориентиры находятся только в случае взыскания тех пеней, которые установлены за просрочку исполнения либо денежного обязательства, либо неденежного обязательства, по которым кредитор уже произвел оплату (например, за просрочку поставки уже оплаченного товара или выполнения оплаченных работ). В иных случаях использовать банковские ставки в качестве ориентиров невозможно.

В случае же установления фиксированных штрафов такого рода общеизвестных ориентиров, как правило, нет. Поэтому решение вопроса о том, до каких пределов необходимо снижать неустойку, если кредитор не обосновал ее соразмерность, здесь менее очевидно. Понятно, что раз соразмерность неустойки реальным последствиям нарушения не обоснована, то суду придется соизмерять ее с некими условно допустимыми величинами. Отыскать оные в ситуации, когда речь идет о штрафе, довольно сложно, что делает снижение штрафа по ст. 333 ГК непредсказуемым. Представим себе следующую ситуацию. В договоре предусмотрен штраф за поставку некачественного товара в размере 10% от стоимости товара. Условие о качестве было нарушено, и кредитор предъявил соответствующий иск. В настоящем случае если кредитор не сможет подтвердить, что означенный размер неустойки соизмерим с его убытками и иными последствиями данного нарушения (например, не представит доказательств понесенных расходов на устранение дефектов, не рассчитает возникшую разницу в цене или хотя бы примерно не оценит уровень своих денежных, временных и иных потерь от данного нарушения), то суд, если и решит снижать неустойку, будет руководствоваться исключительно своим опытом и чувством справедливости. Если считать это обстоятельство недостатком, а так скорее всего оно и есть, то недостаток этот явно неизбежный, так как разработать какие-либо подробные методические материалы на все случаи жизни, очевидно, невозможно, и полностью элемент "чистого" судейского усмотрения исключить при применении ст. 333 ГК нельзя. Сам характер данной статьи предполагает большую степень свободы воли суда, который оценивает такие понятия, как явная несоразмерность и справедливый размер компенсации на основании своего понимания закона и справедливости. Чем выше уровень судопроизводства и профессиональный уровень судей, тем больше раскрывается позитивный потенциал, заложенный в данной судейской свободе, которая позволяет применять закон более справедливо и приближенно к обстоятельствам конкретного дела.
Особая ситуация возникает с неустойкой, выраженной в виде пеней, но с ограниченным сроком начисления или общим размером ("например, 0,5% в день, но не более чем 10%"), которая иногда встречается в договорной практике. С точки зрения правовой квалификации речь идет о смешанной по своей природе неустойке, которая до достижения указанного предела имеет характер пеней, а после превращается в фиксированный штраф. Если кредитор обращается в суд за ее взысканием до того, как рост пеней прекратился, то рассматривать данную неустойку необходимо в качестве пеней с применением соответствующих ориентиров на случай недоказанности реальных последствий нарушения. Если же, что более вероятно, кредитор обращается в суд после того, как пени "превратились" в фиксированный штраф, то рассматривать их нужно именно как штраф. В данном случае применять критерии, обычно используемые при оценке соразмерности пеней, нельзя. Приведем пример. В договоре были предусмотрены пени в размере 1% годовых за каждый день просрочки, но не более 10% годовых. При взыскании этих 10% натекших пеней, которые в данной ситуации представляют собой тот же фиксированный штраф, суд не может брать в расчет средние ставки банковского процента, сравнивая 1% в день по договору с 0,05% исходя из средних ставок по кредитам (из расчета 18% в год). Существенная разница состоит в том, что пени, дойдя до своего потолка, останавливаются в росте, а банковские проценты продолжают течь до погашения долга. Поэтому, если в данном случае кредитор не смог доказать, что реальные последствия нарушения хотя бы примерно соизмеримы с суммой, которую составляет 10-процентный штраф (пени), то при оценке условных последствий суд должен соизмерять 10-процентный штраф с общей суммой, которую составляет средний процент по кредитам, исходя из фактически имеющегося периода просрочки. Например, по данному делу просрочка составила 6 месяцев. Сумма долга - 1000000 рублей. Установленная в договоре неустойка в виде ограниченных верхним пределом пеней (10%) в денежном выражении составила 100000 рублей. При расчете условных процентов, которые начисляются в стране по краткосрочным банковским кредитам, берем за основу, скажем, 18-процентную ставку, которая за полгода просрочки дает 9%, что составляет в денежном исчислении 90000 рублей. Таким образом, условные убытки кредитора ниже суммы неустойки всего на 10000 рублей, что вряд ли может свидетельствовать о явной несоразмерности неустойки и служить основанием для снижения договорной санкции. Получается, что ставка в 1% в день, если размер неустойки ограничен верхним пределом по сроку начисления или по размеру, может быть вполне соизмерима со средними ставками банковского процента.
Третий элемент - наличие явной несоразмерности. Этот фактор крайне важен и в том или ином виде отражен в праве большинства стран романо-германской системы права. ГГУ предписывает снижать неустойку, когда она несоразмерно велика (ст. 343 ГГУ). По сути, та же формулировка обнаруживается в ст. 163 ШОК и ст. 114 Закона о контрактах КНР. ФГК в ст. 1152 говорит об "очевидной чрезмерности". ГКН (ст. 94) выражается по-иному: неустойка снижается, если очевидно, что справедливость требует этого. Российский законодатель упоминает наречие "явно", что в полной мере соответствует существу данной ситуации.
Важность данной оговорки очевидна. Не будь ее, сама природа неустойки как механизма, упрощающего защиту прав кредитора, была бы полностью выхолощена. Представим себе, что ст. 333 ГК предусматривала бы снижение неустойки в тех случаях, когда она выше причиненных убытков. Понятно, что в данной ситуации уйти от точного расчета этих убытков нет никаких возможностей: кредитору в большинстве случаев так или иначе придется доказывать точный размер убытков. Наличие в российском законе уточнения о "явности" превышения освобождает стороны от необходимости вести речь о точных цифрах, позволяя перевести вопрос в сферу приблизительных и относительно общих оценок. По большому счету именно этот нюанс и делает неустойку более эффективным средством защиты, нежели взыскание убытков. Таким образом, именно эта особенность является ключевой в оценке неустойки как меры обеспечения исполнения обязательства.
К более внимательному отношению судов к тому, что несоразмерность неустойки должна носить явный характер, призывает и ВАС РФ в Информационном письме N 17 (п. 2), что следует только приветствовать.
Подытожим все вышесказанное по вопросу определения оснований снижения. Итак, для того чтобы снизить неустойку, суд должен оценить все последствия нарушения договора, соизмерить их с размером неустойки и обнаружить явную несоразмерность величины неустойки характеру последствий.


Карапетов А.Г. "НЕУСТОЙКА КАК СРЕДСТВО ЗАЩИТЫ ПРАВ КРЕДИТОРА В РОССИЙСКОМ И ЗАРУБЕЖНОМ ПРАВЕ ", 2009г.

 

©2009-2019 ООО "Правовой Представитель". Все права защищены.
Не допускается копирование, переработка и иное использование содержимого сайта без нашего предварительного письменного согласия.
Адрес: г. Москва, ул. Маши Порываевой, 38а.
Teл.:(495)764-45-16.