юридическая консультация
Главная / Задать вопрос юристу / Напишите нам
print this page
Тел.:(495)764-45-16
Изменения законода-тельства,бизнес-советы

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ С ПРЕВЫШЕНИЕМ ОГРАНИЧЕННЫХ ПОЛНОМОЧИЙ

В статье 174 ГК РФ приводится состав недействительной сделки, в котором имеется конфликт между волей лица, осущетвляющего волеизъявление, и волей лица, от которого исходит полномочие на совершение сделки. Имеются в виду случаи, когда у действующего лица имеются все полномочия на совершение сделки, вытекающие из доверенности, закона, обстановки, в которой совершается сделка.
С этими полномочиями в большинстве случаев контрагент знаком. Он вступает в сделку, исходя из наличия их у своего партнера. Однако данные полномочия могут иметь дополнительные ограничения, установленные в договоре или в учредительных документах лица, от которого исходит полномочие.
Подобные дополнительные ограничения часто бывают неизвестны контрагенту, добросовестно вступающему в сделку на основании тех полномочий, которые очевидны из обстановки, доверенности или закона. В целях защиты интересов добросовестной стороны такие сделки не могут быть признаны недействительными. И только в тех случаях, когда доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях, сделки с превышением ограниченных полномочий могут быть признаны недействительными.
При рассмотрении данного вида недействительных сделок заслуживают внимание следующие вопросы:
1) в чем выражаются дополнительные ограничения полномочий;
2) чем может подтверждаться осведомленность другой стороны о таких ограничениях;
3) кто может подавать иск о признании сделки недействительной ;
4) может ли недействительная сделка впоследствии быть одобрена лицом, от которого исходит ограничение полномочий;
5) при каких условиях суд при наличии оснований недействительности тем не менее может оставить такую сделку в силе.
1. В статье 174 указано только два источника, в которых могут содержаться ограничения полномочий: договор или учредительные документы юридического лица. Договор может содержать ограничения полномочий любого лица, действующего в интересах другого субъекта (но не органа юридического лица), учредительные документы - только ограничения полномочий органа юридического лица. Наличие ограничений в каких-либо иных документах не должно рассматриваться как основание применения статьи 174 ГК РФ1.
Договор должен содержать ограничения уже имеющихся полномочий лица по сравнению с тем, как эти полномочия определены для него в доверенности, законе или следуют из обстановки, в которой совершается
сделка.
Учредительные документы должны содержать ограничения имеющихся полномочий органа юридического лица по сравнению с тем, как эти полномочия определены в законе.
Например, доверенность выдается на основании договора поручения, в котором установлено, что поверенный может совершать от имени доверителя сделки только в ограниченных пределах (например, не более, чем на 3000 рублей). Между тем в самой доверенности такого рода ограничений нет. Договор поручения в этом случае будет тем документом, который ограничивает полномочия лица по сравнению с тем, как они определены в доверенности.
В уставе может содержаться ограничение полномочий генерального директора действовать от имени общества, не предусмотренное законом. Например, в статьях 78 и 79 Закона «Об акционерных обществах» установлено, что генеральный директор может совершать крупные сделки только с согласия совета директоров или общего собрания акционеров (в зависимости от суммы сделки). Однако по уставу генеральному директору может быть запрещено совершать без одобрения совета директоров не только крупные, но вообще любые сделки с недвижимостью.
Согласно пункту 1 статьи 72 ГК РФ, каждый участник полного товарищества вправе действовать от имени товарищества, если учредительным договором не установлено, что все его участники ведут дела совместно либо ведение дел поручено отдельным участникам.
В случае если на основании учредительного договора участники ведут дела совместно, для совершения каждой сделки требуется согласие всех участников товарищества. Если же ведение дел поручено отдельным участникам товарищества, остальные участники для совершения сделок от имени товарищества должны иметь доверенность от участника (участников), на которого возложено ведение дел товарищества. Аналогичные по сути нормы предусмотрены для участников простого товарищества в пунктах 1 и 2 статьи 1044 ГК РФ.
Продавец, стоящий за прилавком магазина, может быть ограничен трудовым договором, в соответствии с которым он может совер'шать сделки только в пределах определенной суммы. В трудовом договоре может быть предусмотрено, что сделки свыше этой суммы он может совершать только при наличии подписи менеджера по продажам.
Следует подчеркнуть, что в соответствующем договоре или в учредительных документах ограничение полномочий должно быть четко установленным. Это может быть прямая запись о том, что орган (поверенный) не вправе совершать сделки, отвечающие определенным признакам (выше определенной суммы, с недвижимостью и т. п.). Ограничение полномочий может также следовать из остаточного характера компетенции органа юридического лица.
Например, по уставу решение вопроса о заключении кредитного договора отнесено к исключительной компетенции правления, а генеральный директор может совершать только сделки, не отнесенные к компетенции правления. В этих условиях заключение директором кредитного договора без решения правления будет являться выходом за пределы ограничений, установленных уставом. Высший арбитражный суд по данному делу указал следующее:
«Вывод судов всех инстанций о том, что поскольку конкретно полномочия генерального директора в уставе АОЗТ «Арктиктииви» не определены, то они не могут быть превышены, является неверным. Согласно уставу, компетенция генерального директора носит остаточный характер, то есть он вправе принимать решения по вопросам, не относящимся к ведению заседания сторон-учредителей и правления».
Не должно считаться ограничением полномочий общее предписание, в соответствии с которым «генеральный директор вправе совершать от имени общества сделки в пределах, установленных советом директоров (общим собранием акционеров)». При отсутствии соответствующего решения совета директоров (общего собрания) о конкретных пределах действий генерального директора ограничение полномочий нельзя считать установленным.
С другой стороны, если в уставе предусмотрено, что директор совершает какие-либо сделки только в случае, если он уполномочен на это другим органом общества, то без наличия такого полномочия заключенные им сделки следует считать недействительными. Так, в одном из дел Высший арбитражный суд указал, что «законные полномочия директора были ограничены уставом, и он мог заключить договор гарантии только в том случае, если был уполномочен правлением»1.
Полномочия в учредительных документах могут быть ограничены путем прямого указания на документ, в пределах содержания которого может действовать исполнительный орган организации. Так, в одном из дел по уставу садоводческого товарищества правление распоряжалось имуществом и денежными средствами в пределах утвержденной сметы, председатель правления был вправе заключать от имени товарищества договоры в пределах планов и смет, общее собрание утверждало приходно-расходную смету.
Высший арбитражный суд указал в этом случае:
«Таким образом, из устава следует: полномочия по распоряжению имуществом предоставлены общему собранию членов товарищества, а председатель вправе заключать сделки с имуществом, в отношении которого принято соответствующее решение общего собрания. Поскольку в смете нет указания на поступление средств от продажи магазина, сделка, заключенная председателем правления, является недействительной».
В целях применения статьи 174 ГК РФ не могут приниматься во внимание ограничения, установленные в каких-либо иных документах, кроме договора или учредительных документов. Так, в судебной практике имеется случай, когда директор представительства страховой организации превысил полномочия (квоту максимальной ответственности по единичному риску), ограниченные приказом страховой организации.
Высший арбитражный суд РФ не нашел оснований для применения статьи 174 ГК РФ, указав следующее:
«Размер ограничения страховой суммы не указан страховщиком ни в доверенностях, ни в положении о представительстве. Доказательств ознакомления страхователя с приказом, содержащим размер квот на момент заключения договоров страхования, страховая компания не представила... Поскольку СК «Амур-Аско» не доказала, что НПК ТОО «Анкир» знало или заведомо должно было знать при заключении договоров страхования об ограничениях полномочий представительства определенным размером разовой квоты принятия на риск, оснований для признания недействительными договоров страхования у суда не имелось».
К сожалению, в данном деле Высший арбитражный суд не увидел оснований для признания сделки недействительной только из-за того, что не была доказана осведомленность другой стороны об установленных ограничениях.
Хотя на самом деле в приведенном примере статья 174 не должна применяться уже потому, что ограничение полномочий было установлено в приказе, который не является ни договором, ни учредительным документом юридического лица. Руководитель представительства действует на основании доверенности, и если полномочия доверенности не ограничены договором, сделка не может быть признана недействительной на основании статьи 174 ГК РФ.
Аналогичную позицию применительно к ограничениям полномочий органов юридических лиц занял Пленум Высшего арбитражного суда РФ. В пункте 6 постановления Пленума от 14 мая 1998 г. № 91 указывается:
«В правоотношениях с участием юридических лиц судам надлежит иметь в виду, что статья 174 ГК РФ может применяться в тех случаях, когда полномочия органа юридического лица определенно ограничены учредительными документами последнего.
Наличие указанных ограничений, установленных в других документах, не являющихся учредительными, не может являться основанием для применения данной статьи».
Руководствуясь данным разъяснением, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа правомерно отказал в признании недействительным дополнительного соглашения, заключенного генеральным директором с нарушением полномочий, которые ограничены протоколом заседания совета директоров акционерного общества, указав следующее:
«Уставом ОАО «Фирма-КПД» полномочия генерального директора не ограничены.
Протокол Совета директоров учредительным документом акционерного общества не является. Таким образом, в иске ОАО «Сибиряк» отказано правильно»2.
Ограничение полномочий, установленное в статье 174 ГК РФ, не следует смешивать с действиями за пределами полномочий, предусмотренными в статье 183 ГК РФ. Это имеет важное практическое значение, поскольку в случае действий за пределами полномочий по статье 183 ГК РФ возникает не недействительность сделки, а иное последствие: сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку.
Необходимо напомнить, что в статье 183 ГК РФ речь идет только об отношениях представительства, и в силу этого она не применяется к ограничениям полномочий органа юридического лица. Что же касается выхода за пределы полномочий лицами, не являющимися органами юридического лица, то статьи 174 и 183 ГК РФ имеют совершенно самостоятельные сферы применения.
Если имеет место выход этих лиц за пределы ограничений, установленных в отдельном договоре, по сравнению с тем, как полномочия первично определены в доверенности или следуют из обстановки — то применяется статья 174 ГК РФ. Если же имеет место выход за пределы «первичных» полномочий, установленных в самой доверенности, законе, акте государственного органа или следующих из обстановки, то следует применять статью 183 ГК РФ.
Если же говорить о действиях лица вообще без полномочий, то во всех случаях надлежит применять статью 183 ГК РФ. На практике нередки случаи, когда действия неуполномоченного субъекта от имени юридического лица пытаются квалифицировать по статье 174 ГК РФ.
Например, руководитель филиала действует без доверенности от имени юридического лица. На этом основании суды пытаются применить статью 174 ГК РФ.
Однако в силу закона (п. 3 ст. 55 ГК РФ) руководитель филиала не является органом юридического лица и не имеет никаких полномочий действовать от имени юридического лица. Все его полномочия должны следовать из доверенности. Поэтому в данном случае надлежит применять статью 183 ГК РФ.
То же самое можно сказать о действиях от имени юридического лица бывшего генерального директора или лица, выдающего себя за генерального директора. Только в том случае, если у руководителя филиала (бывшего директора юридического лица или иного лица) имеется доверенность, и при этом в отдельном договоре с юридическим лицом его полномочия ограничены по сравнению с тем, как они определены в доверенности, можно говорить о применении статьи 174 ГК РФ.
Аналогичная ситуация возникает, когда от имени юридического лица без полномочий действует коммерческий директор или заместитель директора организации, не являющийся полномочным органом юридического лица1. При отсутствии у такого лица доверенности либо при выходе его за пределы полномочий, установленных доверенностью, применению подлежит статья 183 ГК РФ. Только если полномочия коммерческого директора, действующего на основании доверенности, будут ограничены отдельным договором (например, договором поручения), по сравнению с тем, как они определены в доверенности, может применяться статья 174 ГК РФ.
Если же от имени юридического лица действует его орган, то при превышении полномочий, установленных учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в законе, следует применять статью 174 ГК РФ. Но при превышении органом полномочий, установленных самим законом (иным правовым актом), совершенные им сделки признаются ничтожными (ст. 168 ГК РФ). Ни статья 183, ни статья 174 ГК РФ при этом применению не подлежат1.
Например, компетенция руководителей приватизированных предприятий была в свое время ограничена пунктами 6.3 и 9.3 Типового устава, утвержденного указом Президента РФ от 1 июля 1992 г. № 721 «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий в акционерные общества». Судебная практика однозначно признает сделки руководителей предприятий с превышением этих ограничений ничтожными.
Следует также учитывать, что после применения статьи 183 ГК РФ к сделке, заключенной неуполномоченным лицом, возможно применение статьи 168 ГК РФ (ничтожность сделки) или иных норм о недействительности, если для этого есть отдельные основания.
Например, от имени банка коммерческим директором, действующим без доверенности, заключается кредитный договор. Так как коммерческий директор не является органом банка и не имеет доверенности, то к данному договору подлежит применению статья 183 ГК РФ: кредитный договор будет считаться заключенным от имени и в интересах коммерческого директора. Если заемщик по кредитному договору предъявит к банку исковое требование о предоставлении кредита, то суд должен будет отказать в иске к банку, если не доказано, что впоследствии банк одобрил сделку1.
Однако, будучи заключенным между коммерческим директором и заемщиком, кредитный договор будет недействительным, поскольку коммерческий директор не обладает необходимой специальной правоспособностью для заключения данной сделки (не имеет банковской лицензии). Такая сделка будет ничтожной на основании статьи 168 ГК РФ.
Допустим, речь в подобном случае идет о сделке, не требующей специальной правоспособности (одноразовая выдача обычного займа от имени организации), но заемщик при этом не выражает согласия на то, чтобы стороной по договору была не организация, а коммерческий директор. Тогда эта сделка также признается ничтожной как не соответствующая требованиям закона (ст. 168, 432 ГК РФ) к заключению договора, поскольку у заемщика не имеется волеизъявления на заключение договора лично с коммерческим директором.
В любом случае вопрос о применении статьи 183 ГК РФ (в случаях, когда она подлежит применению) и вопрос о действительности сделки, заключенной в силу данной статьи от имени и в интересах совершившего сделку неуполномоченного лица, - это разные вопросы, которые в правоприменительной практике должны рассматриваться совершенно самостоятельно.


Гутников О.В. "Недействительные сделки в гражданском праве", 2003 г.









 

 

©2009-2019 ООО "Правовой Представитель". Все права защищены.
Не допускается копирование, переработка и иное использование содержимого сайта без нашего предварительного письменного согласия.
Адрес: г. Москва, ул. Маши Порываевой, 38а.
Teл.:(495)764-45-16.